Человеку, который знает, куда идет, мир дает дорогу. Джордан
 
Профессиональное образование №4 2017. Информация о Всероссийском конкурсе профориентационных программ "Время выбирать профессию, место - Россия"

Главное измерение личности

Г.В. Резапкина, старший научный Федерального
института развития образования, Академии
социального управления

Кадровые службы все чаще заходят в тупик, потому что различным организациям нужны сотрудники не просто опытные и компетентные, а еще и честные (или – готовые преступить закон), инициативные и самостоятельные (или – послушные и зависимые). Можно назвать целый ряд качеств, которые практически не подлежат диагностике.

Насколько состоятельны попытки выявить с помощью психодиагностического инструментария сформированность ценностных ориентаций, мотивов и потребностей, составляющих ядро личности?

Существует множество отечественных и зарубежных методик, цель которых – выявление ценностных ориентаций, мотивов и потребностей человека, в том числе дилеммы Колберга, Тест локус-контроля Дж. Роттера и разработанная в СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева на его основе методика УСК (уровень субъективного контроля), «Ценностные ориентации» М. Рокича, Опросник терминальных ценностей И. Сенина и его модификации, методика изучения ценностей личности Ш. Шварца, Тест смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева, Диагностика направленности личности В. Басса, Диагностика социально-психологических установок личности в мотивационно-потребностной сфере О.Ф. Потемкиной и многие другие.

Однако насколько достоверны результаты, основанные на самооценке тестируемого, «пропущенной» через представления авторов методик о смыслах и ценностях? Уязвимость подобных методов в том, что они восходят (или нисходят?) к идеям древнегреческих софистов, которые наиболее полно выразил Протагор: «Я – мера всех вещей» (в другой версии «человек есть мера всех вещей», имея в виду относительность всякого знания). В центре внимания софистов были социальные вопросы, а сам Протагор был автором закона о демократическом образе правления и равенстве свободных людей.

Можно ли с помощью диагностики уловить неуловимое, ответив на главный вопрос – каков человек? Злой или добрый? Жадный или щедрый? Способен ли на подлость и предательство? Готов ли он – нет, не отдать свою жизнь за ближнего, а хотя бы в чем-то поступиться своими интересами ради другого? Насколько искренне он принимает и разделяет ценности социума, следует ли он им из-за страха наказания или из-за своих убеждений (при условии, что ценности социума – благие)? Или прав В.П. Зинченко, предупреждавший: «Необходимо четко определить, что подлежит диагностике, а что – нет. Индивидуальные свойства и качества человека – пожалуйста. Что касается личности, то в Декларацию прав человека следовало бы записать пункт о свободе личности от вторжения в ее мир педагогов и психологов» [2, с. 132]

Учение о доминанте

Ближе всех к открытию главного измерения человеческой личности подошел не психолог, а физиолог, великий русский ученый А.А. Ухтомский. Открытый им принцип доминанты выходит за пределы изучения физиологических процессов, объясняя психологические и социальные аспекты поведения человека.

Идеи ученого с мировым именем, продолжателя петербургской физиологической школы И.М. Сеченова и Н.Е. Введенского, не были популярны в советской России. В стране полным ходом идет коллективизация, а Ухтомский предупреждает: «…Нужно неусыпное и тщательнейшее изо дня в день воспитание в себе драгоценной доминанты безраздельного внимания к другому, к alter еgo. Только тогда, когда будут раскрыты уши для всех, нищета афинского чудака не помешает узнать в нем Сократа, из последнего оборванца будешь черпать крупицы любви и правды и для того, кого нарочито любишь, будешь действительно надежным и верным другом, открытым ему до прозрачности. Пока этого выхода от убийственного Двойника к живому собеседнику нет, нет возможности узнать и понять человека, каков он есть. А без этого выпадает все самое ценное в жизни! Человек жалуется и стонет, что вокруг него нет смысла бытия, нет людей, все равно, как децеребрированная лягушка умирает от голода и жажды, будучи окружена пищей и водой: самые лучшие устремления человека вырождаются тогда во зло (самое объективное зло!), наука – в военно-химическую технологию, человеколюбивая доктрина – в эксплуатацию природы и людей, а любовь – в разврат» [6, с. 364].

Доминанта определяет направленность нашего сознания, которое, как луч прожектора в темноте, выхватывает только то, что для нас актуально в данный момент. Если мы ставим себя в центр общения, то диалог невозможен. Тогда мы не слышим собеседника, не стараемся понять его точку зрения, а терпеливо ждем своей очереди, реагируя только на то, что резонирует с нашими собственными переживаниями, установками, потребностями. Эту тенденцию называют эгоистической доминантой. Мы постоянно сталкиваемся с ее проявлениями: поведение автомобилистов в потоке машин, не придержанная перед вашим носом дверь, громкая музыка в ночной тишине, мужчины в вагоне метро, сминающие женщин и детей, чтобы занять свободное место…

Человек с эгоистической доминантой воспринимает себя как центр, вокруг которого все должны вращаться. Если каждый будет считать себя центром, крутиться вокруг будет некому. Модель поведения с отчетливой доминантой на Я, при которой Другие – фон, массовка, – очень напоминает модель поведения раковых клеток, каждая из которых считает себя главной.

Альтруистическая доминанта в наши дни большая редкость. Но именно она является основой семейного благополучия, бесконфликтного сосуществования и профессиональной успешности (не путать с навязанным стереотипом «успеха»).

Доминанты – это результат внутренней работы и внешних влияний, поэтому ими можно и нужно управлять. Учение Ухтомского о доминанте задает вектор личностного развития – от Я к Другому, вперед и вверх, против «общественного ветра» (В.А. Ясвин).

По характеру отношения людей к запретам все общество можно разделить на три группы. Первую составляют граждане, которые не совершают преступлений потому, что это противоречит их внутренним убеждениям; вторую – те, которые не совершают преступлений именно потому, что опасаются уголовного наказания; третью – те, которые совершают преступления, несмотря на угрозу наказания и наличие уголовно-правовых запретов [3]. Численность третьей группы неуклонно возрастает. Именно таких людей имел в виду Чарльз Диккенс, опровергая воспитательную роль смертной казни: «Из ста шестидесяти семи человек, приговоренных в Англии к смерти, только трое на вопрос напутствовавшего их священника, видели ли они смертную казнь, ответили “нет”» [1, с. 38].

Потребность во внешнем регулировании возрастает, когда слабеет внутренний регулятор, когда перестают работать этические запреты, когда размываются представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, общие для всех культур и религий.

Что такое «хорошо» и что такое «плохо»

Поиск эффективных моделей взаимодействия, которые сегодня являются условиями выживания человечества, предпринимались и предпринимаются на протяжении веков. Так, Б. Франклин пришел к выводу, что из всех добродетелей важнейшее значение имеют следующие, которые он расположил по степени важности:

1) воздержание (есть не до пресыщения, пить не до опьянения);
2) молчание (говорить только то, что может принести пользу мне или другому);
3) порядок (каждой вещи – свое место, каждому делу – свое время);
4) решительность (неукоснительно выполнять то, что решено);
5) бережливость (тратить деньги только на то, что приносит благо мне или другим);
6) трудолюбие (не терять времени попусту, всегда быть занятым чем-либо полезным);
7) искренность (честность в словах, мыслях и поступках);
8) справедливость (быть объективным, но великодушным);
9) умеренность (избегать крайностей, сдерживать себя в эмоциях и поступках);
10) чистота (не допускать телесной нечистоты, заботиться о чистоте одежды и дома).

Моральные представления автомобильного магната Генри Форда шли вразрез с общепринятыми взглядами – любой хозяин стремился положить прибыль себе в карман, а Форд направлял ее на развитие производства, неуклонно снижая цены. Многие идеи Форда были успешно реализованы в советской экономике первой половины XX в. В книге «Моя жизнь, мои достижения» Г. Форд писал: «Жажда денег – вернейшее средство их не добиться. Но если служишь ради самого служения, ради удовлетворения, которое дается сознанием правоты дела, то деньги сами собой появляются в избытке» [7, с. 5]. Форд сформулировал принципы хозяйствования, которые неукоснительно соблюдал:

1) Если человек ничего не дал обществу, то ему нечего требовать от общества.
2) Работу на общую пользу ставь выше выгоды.
3) Всякая погоня за наживой – зло.
4) В цивилизации нет места тунеядцам.
5) Спекуляция – более пристойный вид воровства.
6) Если мы не в состоянии производить, мы не в состоянии и обладать.
7) Только работа выводит на верную дорогу к здоровью, богатству и счастью.

Принципы провозглашенные «акулой капитализма», прекрасно согласуются с положениями «Свода нравственных принципов и правил в хозяйствовании», принятого на VIII Всемирном Русском Народном Соборе в 2004 г.:

• Не забывая о хлебе насущном, нужно помнить о духовном смысле жизни. Не забывая о личном благе, нужно заботиться о благе ближнего, благе общества и Отчизны.
• Богатство – не самоцель. Оно должно служить созданию достойной жизни человека и народа.
• Культура деловых отношений, верность данному слову помогает стать лучше и человеку, и экономике.
• Человек – не «постоянно работающий механизм». Ему нужно время для отдыха, духовной жизни, творческого развития.
• Работа не должна убивать и калечить человека.
• Государство, общество, бизнес должны вместе заботиться о достойной жизни тружеников, особенно о тех, кто не может заработать себе на хлеб. Хозяйствование – это социально ответственный вид деятельности.
• Политическая власть и власть экономическая должны быть разделены. Участие бизнеса в политике может быть только прозрачным и открытым.
• Присваивая чужое имущество, не воздавая работнику за труд, обманывая партнера, человек преступает нравственный закон, вредит обществу и себе.
• В конкурентной борьбе нельзя употреблять ложь и оскорбления, эксплуатировать порок и инстинкты.
• Нужно уважать право владеть и распоряжаться имуществом. Безнравственно завидовать благополучию ближнего, посягать на его собственность.

Смысловыми носителями морали являются топы (общезначимые утверждения), – ценностные суждения, прошедшие культурный отбор и определяющие основные нравственные понятия, которые понимаются всеми людьми одинаково и без доказательств. Один из принципов философии языка утверждает: «Правильное именование, лежащее в основании лексических единиц, не только толкует назначение и применение всех вещей, но и определяет их понимание, воспитание людей и управление общественными процессами» [5, с. 64].

В настоящее время на Западе предпринимается ревизия языка в интересах той социальной среды, которая называет себя «контркультурой». Под запрет попадают слова, указывающие на возраст, внешний вид, имущественное положение, физические и умственные способности и т.п. – следует говорить «другие по возрасту, способностям, внешности, зрению» и т.д. Наркоман – это лицо, которое «неконтролированно обходится с наркотическими веществами». Преступник – «лицо, совершившее наказуемые действия». Сумасшедший – «лицо с психиатрическим опытом». «Новый английский медицинский журнал» рекомендует говорить не «труп», а «неживой человек» [3]. Под запретом слова, указывающие на расовую принадлежность и нетрадиционную (или уже традиционную?) сексуальную ориентацию...

Искусственная регламентация речи, по сути, жесткое цензурирование, распространяется не только на СМИ, но также на искусство и науку.

Под запретом могут оказаться многие, если не все, понятия психологии. Так, Комитет по различным видам обучения (Diversity Education Committee) вернул послание студентки из Пенсильвании, в котором она пишет о «глубоком уважении индивидуума и желании защищать свободы всех членов общества» с комментарием: «сегодня следует избегать слова индивидуум, поскольку аргументы, ставящие индивидуума выше группы, ставят, в конечном счете, в привилегированное положение индивидуумов, принадлежащих к самой большой и господствующей группе» [3, с. 127].

В политкорректном обществе были бы невозможны эксперименты Ф. Гальтона, который в конце XIX в. обследовал 10 тыс. человек по 17 параметрам, показав, насколько велики различия между людьми. Хотелось бы надеяться, что единственным завоеванием политкорректности в России станет словосочетание «особые дети».

Глубинные причины и скрытые смыслы этого сравнительно нового, но очень активного и опасного процесса должны прояснить серьезные междисциплинарные исследования. Смогут ли сторонники политкорректности вернуть человечество к древнему релятивизму Протагора, покажет время. Пока же у нас есть возможность использовать систему топов как смысловых носителей ценностей в целях диагностики направленности личности.

Методика «Направленность личности»

Тема жизненных ценностей стала настолько модной, что только ленивый не затрагивает ее в своих выступлениях. Государственные деятели и политики срывают аплодисменты, призывая молодых людей «превратить свой талант в товар», «быть успешными и конкурентоспособными», «красивыми и здоровыми». Другие по форме, но схожие по содержанию призывы содержат рекламные слоганы, программируя «нужные» модели поведения. Фраза, услышанная тысячу раз, воспринимается как аксиома, «общее место». Но такое ли оно «общее»?

Хотя моральные нормы фактически однородны во всех религиях, семантическое пространство содержит прямо противоположные утверждения, касающиеся фундаментальных понятий (отношение к людям, богатству, труду, болезни, смерти и т.д.) Эта относится как к фольклору, так и к высказываниям известных людей, которые порой воспринимаются некритично потому, что их авторы обладают непререкаемым авторитетом. Если человек не подвержен гипнозу имен, он задумается, кто прав: З. Фрейд, считавший, что интерес к смыслу жизни – признак заболевания, или В. Франкл, убежденный, что только животное не озабочено смыслом своего существования.

На принципе выбора высказываний и основана методика «Нравственный потенциал личности» (Г.В. Резапкина), которая представляет собой 27 пар противоположных по смыслу топов, сгруппированных по девяти темам. Выбор высказывания фиксируется в бланке.

I
1.а. Умеренность – здоровье души.
1.б. Бери от жизни все.
2.а. Невоздержанная и сластолюбивая молодость передает старости изношенное тело.
2.б. Сладострастие – это величайшее блаженство, символ высшего счастья и высшей надежды.
3.а. Сытое брюхо к ученью глухо.
3.б. Ешь больше, проживешь дольше.

II
4.а. Рука дающего не оскудеет.
4.б. Деньги отпирают все двери.
5.а. Счастлив не тот, кто получает подарок, а тот, кто подарок делает.
5.б. С помощью имущества приобретаешь господнее могущество.
6.а. Научная работа не подходит человеку, который обеими ногами стоит на земле и обеими руками тянется к долларам.
6.б. С деньгами и в аду не пропадешь.

III
7.а. Ничего не делайте под воздействием гнева, раздражения или зависти.
7.б. Гнев слаще меда.
8.а. На добро отвечать добром – дело каждого, на зло добром – дело отважного.
8.б. Месть – это блюдо, которое подают холодным.
9.а. Блаженны подавляющие свой гнев и прощающие людей.
9.б. Бойтесь первого движения души, потому что оно, обыкновенно, самое благородное.

IV
10.а. Оптимист видит возможность в каждой опасности, пессимист видит опасность в каждой возможности.
10.б. Пессимист – это хорошо информированный оптимист.
11.а. Пессимист – человек, который, вдыхая аромат цветов, озирается, ища гроб с мертвецом.
11.б. Оптимизм – религия революций.
12.а. Нет ничего утомительнее невеселого ума.
12.б. Нередко оптимизм – всего лишь еще одно проявление лености мысли.

V
13.а. Не стремись быть первым во Вселенной.
13.б. Лучше быть первым на деревне, чем вторым в городе.
14.а. Кто много начинает, очень мало осуществляет.
14.б. Только большие проблемы дают большие возможности.
15.а. Тот, кто не разбирается ни в чем, может взяться за что угодно.
15.б. Всё великое совершили великие люди двух типов: гениальные, которые знали, что это выполнимо, и абсолютно тупые, которые не знали, что это невыполнимо.

VI
16.а. Зависть – это скорбь по благополучию близких.
16.б. Лучше десять завистников, чем один сострадалец.
17.а. Великодушные люди не меняют своего настроения в зависимости от своего благополучия или своих несчастий.
17.б. Нам мало добиться успеха – надо еще, чтобы друзья наши потерпели крах.
18.а. Зависть непримиримее ненависти.
18.б. Самая чистая радость – это злорадство, которое мы ощущаем, наблюдая несчастия тех, кому завидуем.

VII
19.а. Просите – и дадут вам, ищите – и найдете, стучите – и откроют вам.
19.б. Не верь, не бойся, не проси.
20.а. Проверяя без конца того, кому мы дали поручение, мы уподобляемся человеку, выдергивающему росток из земли, чтобы убедиться, растут ли корни.
20.б. Пусть меня Бог бережет от того, кто мне внушает доверие, а с тем, кого я остерегаюсь, я и сам справлюсь.
21.а. Доверяй людям, и они будут верны тебе; обращайся с ними как с великими людьми, и они проявят подлинное величие.
21.б. Каждого незнакомца считай вором.

VIII
22.а. Кто не работает – не ест.
22.б. Кто не работает, тот ест.
23.а. Если я работаю по 14 часов в день и семь дней в неделю, то мне определенно начинает везти.
23.б. Работа не волк, в лес не убежит.
24.а. Если бы каждый подмел возле своего порога, вся улица была бы чистой.
24.б. Работа – последнее прибежище тех, кто больше ничего не умеет.

IX
25.а. Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас.
25.б. Плетью обуха не перешибешь.
26.а. Когда кто-то идет не в ногу, не спеши осуждать его: возможно, он слышит звук другого марша.
26.б. Вся рота не в ногу, один он в ногу.
27.а. И один в поле воин.
27.б. Один в поле не воин.

Выбор высказывания определяется отношением человека к следующим нравственным понятиям: умеренность–излишества (I); нестяжание–сребролюбие (II); кротость–гнев (III); жизнелюбие–уныние (IV); скромность–тщеславие (V); великодушие–зависть (VI); доверчивость–подозрительность (VII); трудолюбие–безделье (VIII); самостоятельность в поступках и суждениях–зависимость (IX). Утверждения «а» соответствуют добродетелям, общим для всех культур, «б» – порокам, что, конечно, не может свидетельствовать о добродетельности или порочности человека, но говорит о его этической направленности.

Расхождение между выбором модели поведения и реальным поведением человека предсказуемо и почти неизбежно. Но в данной ситуации важно, принимает ли человек то или иное высказывание как созвучное своим убеждениям, или отвергает. Задачи методики выходят за рамки диагностики, которая бессмысленна и безнравственна, если не ставит своей целью развитие личности.

Многие высказывания настолько привычны, что воспринимаются, как аксиомы, даже если они противоположны по смыслу. Авторство афоризмов сознательно не указывается, чтобы избежать давления авторитетов – не лишенная остроумия фраза «Чем лучше узнаю людей, тем больше нравятся собаки» воспринимаются по-другому, если знаешь, что она приписывается Адольфу Гитлеру. И достойные люди иногда с преступной небрежностью разбрасывались эффектными, но сомнительными фразами, о чем впоследствии жалели. Так, Оскар Уайльд признавался, что готов поступиться истиной ради хорошего афоризма.

Механизмы самоидентификации неразрывно связаны с системой ценностей. Смысл воспитания заключается в способности различать добро и зло, развитии добродетелей и преодолении пороков – категорий, универсальных для всех времен и народов. И сегодня этот смысл возвращается в педагогику и психологию образования.

Литература
1. Диккенс Ч. Собр. соч.: В 30 т. Т. 28. М.: Художественная литература, 1963.
2. Зинченко В. П. Субъективные заметки о психологической диагностике // журнал «Развитие личности» №3-4 / 2001
3. Лобанова Л.П. Новый стиль речи и культура поколения: политическая корректность. М.: МГУЛ, 2004.
4. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М.: БЕК, 1996.
5. Рождественский Ю.В. Принципы современной риторики, М.: Флинта, 2005.
6. Ухтомский А.А. Доминанта. СПб: Питер, 2002.
7. Форд Г. Моя жизнь, мои достижения. Л.: Время, 1924.
8. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб.: Питер, 2006.

IT-студия SoftTime