Мифы и научные факты о буллинге

Миф 1: насилие в школе в больших масштабах появилось только в последние годы. Это неправда. В 1910 г. в Вене Зигмунд Фрейд, Альфред Адлер и Уильям Стекел провели первый в Австро-Венгерии конгресс по теме «О суициде, в частности, о суициде среди учащихся средней школы». З. Фрейд был его вдохновителем и теоретиком. Он писал: «Нельзя винить только школу в том, что в ней столько насилия и в том, что дети совершают суициды, но вина школы в том, что она ничего не делает, чтобы хоть как-то противостоять этой тенденции. Средняя школа не просто должна делать все, чтобы не подтолкнуть ребенка к суициду, но школа должна делать все, чтобы дети не были беспомощными перед лицом насилия, чтобы они хотели жить, давать им поддержку в тот момент развития их жизни, когда эмоциональные связи с родительской семьей ослабевают, и они выходят в самостоятельную жизнь. Школы не должны забывать, что они имеют дело с незрелыми ещеличностями, но никто и не может лишать детей права на эту незрелость, которая является естественной стадией их развития, пусть и не самой простой». Итак, во все времена именно потому, что школа собирает незрелых еще личностей – детей и подростков – в ней были и будут проблемы насилия. Школа и учитель не могут гарантировать, что актов насилия не будет (это было бы нереалистично), но должны сделать все, чтобы дети видели, как нужно твердо и с достоинством противостоять насилию.

Миф 2: буллинг, как и другие формы нарушений дисциплины, возможны только в классе у слабого учителя. Логика рассуждений: «Раз это появилось у меня в классе, значит, я - плохой учитель». Именно это заблуждение приводит к тому, что многие учителя не хотят говорить о происходящем в классе насилии, тем более мелком, привычном, -им кажется, что таким образом они «выносят сор из избы» и подводят собственную школу. Такая установка опирается на незнание статистики. Исследования вновь и вновь подтверждают: в любой школе и у любого учителя, особенно у хорошего (потому что дети его меньше боятся) может обнаружиться факт или факты травли, провокаций, физического или эмоционального давления как среди сверстников, так и в отношениях ученика с учителем. Все факты насилия должны быть обязательно рассмотрены педколлективом безотносительно к оценке данного учителя.

Миф 3: насилия не так уж много (в нашей школе его вообще нет!), оно касается не более 10 % учеников, во всяком случае, в начальном и среднем звене. По данным Дэна Олвеуса (Dan Olweus) примерно 16% девочек и 17,5% мальчиков во всех развитых странах мира два-три раза в месяц становятся жертвами буллинга независимо от того, в какой школе они учатся: дорогой элитной или бюджетной в социально неблагополучном районе. 7% девочек и 12 % мальчиков сами являются инициаторами травли - буллерами. Данные почти полностью совпадают для разных стран. В России более 40% учеников сами занимаются травлей.

Рис. 1. Частота случаев буллинга в средней и старшей школе по данным Б.Лоуси [3],

несколько раз в неделю – 9%,
один раз в неделю – 5%
1-2 раза в месяц – 29 %
2-3 раза в месяц – 8%
Ни разу – 49%

Миф 4: вызывать беспокойство у педколлектива должны только случаи физического насилия, учительский коллектив не имеет возможности заниматься всеми «недоразумениями» (стычками, конфликтами, оскорблениями и пр.), которые происходят между учениками - в конце концов, дети должны научиться справляться с такими вещами самостоятельно; только в случае серьезного физического насилия нужно вмешиваться взрослым. Такая позиция очень опасна. По данным того же Д. Олвеуса, физическое насилие становится причиной подросткового суицида гораздо реже, чем психологическое, первом месте по частоте встречаемости стоит словесная травля – оскорбления, злые шутки, словесные провокации, обзывания, непристойные шутки и т.д., на втором месте - бойкот, на третьем – физическая расправа, на четвертом – распространение слухов и сплетен, на пятом – воровство, отъем личных вещей и пр. Бойкот в отношении ребенка, который практикуется в течение продолжительного отрезка времени, является самой частой причиной суицида.

Таблица. Сравнительная частота встречаемости различных форм буллингового поведения у девочек и мальчиков

Действия буллинга Девочки Мальчики
Оскорбления, клички 23 21
Распускание слухов, клеветы 15 11
Изоляция, исключение из группы, байкот, игнорирование 13 11
Физические формы агрессии: удары, толчки, щипки, уколы и пр. 7 10
Комментарии сексуального характера 7 8
Комментарии расистского толка 6 7
Вымогательство денег, вещей 3 5

Миф 5: буллерами становятся «несчастные» дети, с низкой самооценкой, те, кто не умеет по-другому контактировать со сверстниками.Это опасное заблуждение привело к тому, что многие годы (и по сей день) проблематика буллинга находится в ведении отделов, занимающихся безнадзорностью и социальным неблагополучием. При этом изначально предполагается, что эти дети – жертвы, недополучившие социальных благ и нуждающиеся в опеке и поддержке. Через подобное заблуждение прошли в свое время (в 1980-1990 гг.) и социальные службы развитых стран и поняли свою ошибку (см., например, Сегодня в международной практике повсеместно принят клинический подход к буллерам. Статистика показывает, что самооценка агрессоров высокая, их поведение вызвано не аффектами, которые они не могут контролировать, а холодным расчетом. Они прекрасно умеют вести себя корректно, но не делают этого, если чувствуют отсутствие угрозы наказания.

Миф 6: жертвами буллинга становятся дети, которые «сами виноваты» в том, что не могут вытроить отношения со сверстниками. И они должны научиться справляться с трудностями саостоятельно! Долгое время считалось, что жертвами становятся дети, которые в силу особенностей своего поведения и эмоционального реагирования сами невольно провоцируют других людей на специфически «несерьезное» или даже презрительное отношение к себе. Это дети возбудимые, неадаптивные, с неприятной внешностью и невысокой самооценкой, а также дети, у которых есть неприятные привычки (грязнули, подхалимы и пр.). Но сегодня виктимизация затрагивает также и вполне социабельных учеников, которые имеют друзей и нормальную самооценку. Жертвой буллинга может стать любой ученик, говорит статистика.

И есть научные данные о том, почему ребенок самостоятельно не может справиться с буллингом.

Миф о самопомощи

или почему жертва не может самостоятельно справиться с буллингом

Когда человек подвергается огромной психологической нагрузке, он должен обладать целым арсеналом средств, чтобы суметь противостоять негативным воздействиям. Однако зачастую, даже будучи хорошо «вооруженным», человек не справляется с буллингом.

Факторы, помогающие справиться с негативными воздействиями Их значение в ситуации буллинга
Хорошая физическая и психологическая конституция Буллинг вызывает стресс. Возникают психосоматические симптомы. Психические способности ослабевают, человеку становится трудно, правильно реагировать.
Доверие к себе Доверие к себе во многом зависит от мировоззрения. Но именно восприятие мира и подвергается атакам в ситуации буллинга, вследствие чего встает для человека под вопрос. Чувство безопасности может дать только тот человек, у которого достаточно власти, чтобы остановить буллинг. Один только страх того, что нападки будут продолжены, порождает в атакуемом человеке состояние неуверенности.
Уважение со стороны окружающих Уважение окружающих по отношению к подвергающемуся буллингу человеку резко падает. Жертва впадает в отчаяние, развивает защитные установкии поведение, которое неприятно для окружающих, производит отталкивающее впечатление.
Социальная поддержка Психика ослаблена за счет того, что теперь у человека отсутствует подтверждение его значимости со стороны других людей.
Способность ориентироваться на сообщество других людей В своем затравленном, полном неуверенности и страха положении, жертва не знает, к кому из окружающих она могла бы обратиться, поскольку все прежние контакты теперь выглядят для нее как не вызывающие доверия.

Характерно, что жертвы становятся все более одинокими. Состояние стресса у них еще более усиливается, и иногда их реакции могут быть очень бурными.

Жертва, со свое стороны, может рассматривать свои собственные неадекватные реакции как объяснение того, почему к ней плохо относятся, почему она подвергается буллингу (т.о. она как бы оправдывает агрессоров).

Так возникает замкнутый круг, из которого без посторонней помощи уже не могут вырваться ни жертва, ни ее преследователи.

Во многом именно поэтому представления о том, что жертва «могла бы все-таки … сама что-то противопоставить террору», являются мифом.

Легче всего скрыть свою роль в происходящем и выглядеть ни в чем не повинными удается пособникам или наблюдателям, которые как бы ни в чем не участвовали.

В действительности они с большей охотой идентифицируются с («сильными») агрессорами, чем со («слабой») жертвой.

Миф 7: с фактами насилия можно справиться разовыми, краткосрочными мерами (лекцией, родительским собранием, вызовом к директору). Единичные акции никогда не давали результата. Так же ошибочно считать, что работу с этими фактами следует передать психологу. Чего точно нельзя делать с буллерами, так это собирать их в группы и вести с ними психологические тренинги! Это связано с тем, что буллинг не связан с неконтролируемым гневом, это не спонтанное поведение. Буллер – это человек (с развивающимися нарциссическими личностными структурами), который устанавливает свою власть над другими, и делает это хладнокровно. По этой же причине не работает практика угрозы исключения из школы, как и само исключение. Еще менее разумно устраивать коллективные разборки с публичным покаянием, заставлять детей просить прощения, - все это приводит только к эскалации травли. Ни одна разовая краткосрочная мера не поможет справиться с данными явлением. Именно поэтому феномен буллинга является вызовом школе как организации. Он требует принятия долгосрочных и ответственных обязательств, которые стали бы частью организационной культуры данной школы.

Миф 8: Чтобы заниматься проблемами детей-агрессоров нужно привлекать их родителей. Увы, это может помочь в крайне редких случаях, так как большинство детей-буллеров не имеют конструктивного контакта с родителями. Либо их родители сами являются людьми с властным нарциссическим характером, и тогда поведение детей – это калька с поведения родителей, причем открыто или молчаливо самим родителями одобряемая, либо такие дети тиранят также и собственных родителей , поскольку последние, скорее всего, не могут проявить необходимой твердости. В любом случае, родители сами не смогут помочь школе справиться с проблемой буллинга. Школа должна четко отделить свою ответственность от ответственности семьи: «Если тебе разрешают так вести себя дома, – пожалуйста, но не здесь, в школе другие правила!».

Миф 10: учитель должен уметь справляться с фактами физического и эмоционального насилия в своем классе самостоятельно. Один взрослый не сможет справиться с фактами насилия в целой школе сам, но он может начать собирать вокруг себя других взрослых, которые не хотят мириться с беспределом. И он может начать со своего класса. Победить собственное чувство бессилия и создать в школе атмосферу безопасности можно только тогда, когда учителя объединятся против насилия. Организационная культура школы, не обращающая внимания на вопросы насилия - это нежизнеспособная культура. Секрет в том, что все до единого взрослые люди, но прежде всего, профессионалы – учителя, должны уметь и быть готовыми конфронтировать с властолюбцем.

Когда мы говорим о повторяющихся случаях инициации буллинга, речь всегда идет о клиническом случае: у такого ученика уже исформировалось личностное расстройство, болезнь развития личност, описанная в Международной классификации болезней (см. МКБ-10, Класс «Психические расстройства и расстройства поведения»). Нужно несколько слов сказать об этом диагнозе. Личностное расстройство (personality desorder) – это многолетнее нарушение личностного развития, включающее определенный способ видения, понимания определенного типа ситуаций и себя в них, а также поведения, которое сформировалось как система выученных копинговых реакций в определенном типе ситуаций. Старт развития наступает в 5-6-летнем возрасте, в значительной степени зависит от неправильного воспитания, немалый вклад в формирование такой патологии вносит психофизиологическая предрасположенность. Учет в коммуникации с ребенком, начиная с раннего возраста, его индивидуальных особенностей практически всегда может предотвратить развитие личностного расстройства. Нарциссическое личностное расстройство характеризуется тенденцией к доминированию в отношениях и повсеместными поисками, направляемыми обретением власти для самоутверждения, последнее, как правило, осуществляется за счет других людей, ценность отношений с которыми для нарцисса практически невелика. Самоутверждение необходимо нарциссу для проживания собственной значимости, которая не ощущается без этого. Жадность, ревность, зависть и обидчивость являются для него привычными переживаниями, а собственная ценность ощущается исключительно на фоне обесценивания другого. В клинической практике такой диагноз, как личностное расстройство, не является психиатрическим диагнозом, а в нынешней культуре потребления и преклонения перед властью вовсе считается зачастую умением приспособиться к обстоятельствам и хорошо жить1. В клинической практике терапия при данном диагнозе является длительной: от пяти лет и больше. Все сказанное не означает, что школа ничего не может сделать. Приводимая нами ниже программа Б.Лоуси – самая новая из предлагаемых программ - написана в духе клинического подхода. Однако, несмотря на клинический взгляд на фигуру буллера, системы образования развитых стран делают ставку на объединение ответственных взрослых, т. е. на организационные факторы. С учеником-агрессором должны работать специально подготовленные психотерапевты, а с учениками-зреителями - школьные учителя.

Основной тезис принятого сегодня подхода к противостоянию буллингу прост: буллинг можно уменьшить, объединяя усилия, оказывая сопротивление и системно работая на всех уровнях.

1Возможно, в нашей стране мода на сильную личность особенно распространена. По данным исследования Г.У. Солдатовой только 5 -7% европейских школьников признались, что были инициаторами травли, а в российской выборке цифра достигает 50%. Это может указывать на престиж роли задиры и хулигана в классе.