Властолюбцы и буллеры

В каждом классе есть дети, которые «не понимают по-хорошему». Если взглянуть на подтекст их поведения, создается впечатление, что они хотят нам сказать всегда одно и то же: «Ты мне ничего не сделаешь!», «Будет, как я сказал». Таких детей мы, вслед за Р. Дрейкурсом, называем властолюбцами (мы опираемся на типологию Р.Дрейкурса, см. Кривцова С.В. Тренинг «Учитель и проблемы дисциплины». М.: Генезис, 1998). Властолюбцы могут сводить учителя с ума, пытаться сорвать урок, провоцировать и даже хамить, но… Совсем не все властолюбцы являются буллерами, инициаторами и вдохновителями травли более слабого.

Все буллеры – властолюбцы, но не все властолюбцы – буллеры.

С точки зрения клинической классификации, властолюбцы – классные хулиганы – это дети с несформированным конструктивным подчинением. Любые правила и запреты провоцируют их проверить рамки на прочность. Они «ищут предел дозволенного» и глубоко внутри благодарны тому, кто их останавливает. Если вы не дождетесь от них слов благодарности, то хотя бы заметите их рядом с собой – потому что они начнут в вас нуждаться. Вы станете их опорой, внешними рамками, пока они постепенно не сделают рамки и ограничения чем-то внутренним, интериоризируют их.

Буллеры – это особая разновидность властолюбцев. Их харатеризует глубокая уверенность в том, что они правы, когда берут на себя право решать что-то в судьбе другого человека. Ими может двишать различная мотивация, но суть одна – у них нет хорошего доступа к совести, нет нормального уровня сострадания, эмпатии и нет сомнений в своей правоте. Делать больно, ранить другого человека – систематически – для этого надо иметь уверенную правоту. Это чувство формируется не в один день. Таких детей (их диагноз – нарциссический характер) можно по-иному назвать «соблазненные собственными родителями». Нужно на протяжении не одного года слышать: «Ты особенный! Ты имеешь больше прав, чем другие дети», чтобы поверить в это. Родители соблазняют своих детей, внушая им именно такие представления о себе и других. Нарциссическое в одних детях может быть наносным, легко корректироваться. Но другие дети так сживаются с чувством собственного превосходства, что разрушаются изнутри. Они становятся вечно неуверенными в своей ценности, и маскируют это с помощью достижений, демонстрации талантов или других атрибутов состоятельности (престижные знакомства, дорогая одежда, сильные мускулы/телохранители, самая красивая подружка и др.). Такие дети не выдерживают критику, так как для них это – реальная угроза их самоценности, стоящей на глиняных ногах. Критик превращается в их личного врага, а содержание критики мгновенно вытесняется (потому что бессознательно пугает). Когда такого рода поведение начинает доминировать, можно говорить о личностном расстройстве средней степени тяжести, или каком-то более мягком диагнозе на линейке нарциссизма. Несмотря на демонстрацию атрибутов власти и непобедимости, такие дети трусливы, так как не имеют самоценности в качестве внутреннего тыла, защищающего здорового человека от ударов по самооценке. Не будучи в состоянии признать вину, они сами себя загоняют в угол, и очень неспокойно себя в нем чувствуют, если хотя бы что-то нарушить тщательно созданный им мир без конфликтов и угроз потери уверенности в себе.

Буллер «излечивается», если применить к нему стратегию твердости, очень осторожно и уважительно относясь к нему самому. Строго наказывать любой случай буллинга, не оскорбляя лично его.

Р.Лоуси считает, что система образования США прошла через целый ряд ошибок и заблуждений в отношении буллинга.

К ошибочным стратегиям и подходам относятся:

Буллинг может происходить в любом классе. Потенциальный тиран, движимый желанием реализовать свою власть, ищет уязвимые места, на которые потенциальная жертва реагирует с особой чувствительностью. И только затем находятся какие-либо внешние проявления жертвы («черный», не москвич, носит старую одежду, инвалид, и т.д.), которые привлекаются в качестве так называемого обоснования начинаемого террора. Меньше всего виновата сама жертва.

Возможные причины осуществления буллинга:

Учителя также могут принимать участие в возникновении буллинга через следующие факторы:

По данным социологических опросов 20% жертв буллинга считали учителей либо активными участниками, либо пособниками буллинга, потому что

Как остановить буллера?

Требуется системная работа, основанная на бдительности твердости (См. Школьный план действий). Если процесс только начинается, можно попробовать перенаправить энергию буллера на цель, прямо противоположную его акивности (См. No-Blame-Approach) Остановить буллера может просто ваша твердая позиция: “Я против насилия и сделаю все, чтобы противостоять ему”.